Start Art Cinema
Израиль тел: 972507194752
Стихи Бориса Зильбермана
В обман никто конечно не поверил
Но женщина стояла на своем,
"квадрат Малевича измерим и проверим"
Сказал один в картину тыкая зонтом.
Нашлись и те кто не поверил вовсе,
И встали на защиту полотна,
"В малевича не надо тыкать тростью"
-одна из женщин зашипела как змея.
Народ стал громко спорить и ругаться
Стараясь правоту друг другу доказать,
И кто-то уже начал даже драться
Их смогли с большим трудом разнять.
Но драка только страсти накалила
Все стали краску обсуждать и черный цвет,
И тут один старик сказал: В картине
мол черной краски и в помине нет".
Накал страстей дошел до апогея,
Напали все уже на старика,
Он снова повторил уже робея,
"Уверен я Малевича рука".
Клянусь, что я и сам не знал ответа,
Скажу вам люди честно, я не врал,
Есть под картиной заключение эксперта,
Его я просто взял и прочитал.
На лицах нужно было видеть мины,
таки не пожелаешь и врагам,
Все посмотрели, что там под картиной,
И молча разошлись все по домам.
Адамово яблоко
В раю сначало было слово, все знают это и не ново,
Как Бог сказал Адаму с Евой, они одни во всей вселенной.
Вам жизнь дана что б веселиться, играть, купаться и резвиться,
Но по секрету вам скажу:, "Не еште яблоки в саду"

И вот однажды в знойный день, Адам усталый сел на пень,
У ног его присела Ева, и нежным голосом пропела:
"Адам играли мы не плохо, да так что в горле пересохло,
Хочу водицы я испить, что б в теле жажду уталить".

Адам на все готов для Евы, а рядом яблоко висело,
Лилово-красное такое, налито соком и большое.
А под пеньком змея лежала, она Адаму прошептала:
"Дай Еве нежный сладкий фрукт, и сам отведай сей продукт,
И полетишь ты как во сне, потом спасибо скажешь мне."

Адам забыл, что Бог сказал, и с ветки яблоко сорвал,
Но Ева сразу есть не стала, и тихо с ужасом сказала:
"Адам ты, что побойся Бога, запретный плод нам в ад дорога".
Змея от злости зашипела, да так,что Ева побелела,
С испуга яблоко вкусила, что-бы змея не укусила.
Адам спокойно откусил, он как мужчина поступил.



Истома в теле пробежала да так, что сердце задрожало.
Глаза Адама заблестали, ладони сразу вдруг вспотели,
"О Ева"-закричал Адам, за этот плод я все отдам.


И Ева сразу покраснела, Адаму на колени села,
Его поймала странный взгляд, и прошептала не в попад:
"Со мною, что то происходит, и сердце места не находит".
В ответ Адам прижался к Еве, вокруг пернатые запели,
Адама с Евой Бог простил, да и на землю отпустил.

Они так сильно целовались, в траве зеленой кувыркались,
Так продолжалось много дней, ребенок первый был еврей.
Второй ребенок был хохлом, и русский тоже был потом,
Мордва, удмурты и китайцы, испанцы греки и нанайцы,
Так много развелось народу, что разделились на породу.

Воспели множество религий, Господь один, но многоликий
И что бы мы не говорили, и всё и вся вокруг делили,
Каких бы не были корней, а первым все же был еврей.
На главную
Адамово яблоко Квадрат Малевича Баран Клава В работе В работе В работе В работе В работе